Краст, Эталон Зануды, неблоггер. (i_crust) wrote,
Краст, Эталон Зануды, неблоггер.
i_crust

задом наперед.....

склонным к депрессии в 1994 не залезать.

1994

Перед самым новым годом удалось вытащить из больницы Кэт. Три месяца ребенка гоняли по стационару тубдиспансера с неподтвердившимися в итоге подозрениями. Темпы врачей-фтизиатров исчислялись исключительно месяцами и кварталами: "Погодите пару недель, будут анализы... Ну куда вы спешите, у нас тут по году лежат...". В конечном итоге пришлось знакомиться с "Витаминычем" - Сан Вениаминычем Вальдманом, отцом бывшего однокурсника и по совместительству зав.хирургией в детской республиканской. Картавость Краста по телеофну сыграла положительную роль, Катькина фамилия - Крузман - тоже, в итоге было совершено воровство ребенка под видом рентгена, после чего в течении нескольких дней было установлено нетуберкулезного происхождения воспаление лимфоузла с последующим его удалением и сравнительно быстрой выпиской. Тубики грозили карами небесными и проверяющими земными, но обломились.
Но перед этим была осень и часть зимы с бесконечными больницами, а еще перед этим в сентябре произошло незабываемое знакомство с собственным тройничным нервом, причем сразу по полной программе - с беганием по стенкам и абсолютной бесполезностью всевозможных анальгетиков.
Мирное сосуществование наладилось после выписки кондопожским невропатологом чудотворных колес под названием "Финлепсин", основное назначение которого - убирать припадки эпилепсии или бороться с родильной горячкой. В старой инструкции к нему особо покоряли побочные действия: "неконтролируемые хаотические движения конечностей или временное оцепенение, двоение в глазах" и тому подобные прелести. Надо ли рассказывать, как паникер Краст перед первым приемом этих колес тщательно убирал подальше от себя острые предметы, долго ложился посреди дивана и с ужасом ждал "побочников"?:)
Не знаю - может у нормальных людей какие-то ощущения и бывают, у меня - не было и нет по сей день, когда пару раз в году приходится потреблять это снадобье. Но анекдот, который к случаю рассказал мне тот самый невропатолог, оказался очень правильным описанием его действия:
Отступление. Анекдот от невропатолога:
Приходит на прием старый профессор:
- Доктор, помогите! У меня пгоблема! Я, старый заслуженный пгофессор, выхожу за каферу читать студентам лекцию, читаю - и - писаюсь! Доктор, сделайте что-нибудь!
- А такое-то лекарство пробовали?
- Да, не помогает.
- А такое-то?
- И это, все пробовал, ничего не помогает. Доктор, умоляю!
- Ну хорошо. Есть новое, непатентованное еще средство. Болгарское. Рискну выписать, только вы потом обязательно придите еще раз на прием и расскажите - как оно - помогло, или нет.
(через месяц)
- Ну как ваши дела, профессор?
- Доктор, спасибо оггомное! Вы пйедставляете себе, как все чудесно?!
- Что, действует?
- Еще как! Выхожу за кафедру, начинаю читать студентам лекцию, читаю. Писаюсь. А мне все равно!!!

Ну, вот примерно так он и действует:)

В 1994 же году, осенью, от меня резко ушли стихи. На много лет. То есть какие-то две-три попытки в год бывали, но...

Первого сентября мы хоронили отца. Директор лицея, в котором отец перед самой смертью преподавал в шахматных классах, ошалел от двух похорон в один день - в пяти метрах от нас хоронили погибшего в отпуске мужа еще одной учительницы. Директор причитал о том, "какое в этом году первое сентября", обещал маме всяческую помощь, и с небольшим интервалом переспрашивал, действительно ли отец просил передать лицею всю его шахматную библиотеку - надо сказать, числившуюся в тройке лучших по петрозаводским меркам. Библиотеку он получил, помощи никто не дождался, фамилию его я называть не хочу.

В последний день жизни отца в больнице с утра до вечера был я. Мы успели несколько раз покурить, поругаться из-за того, что накануне я ездил в Питер и не привез ему новую магнитолу. Последние несколько дней н очень хотел новую магнитолу. А я её не привез. В семь вечера он перестал говорить, а в одиннадцать его не стало. В этом (2005) году ему исполнились бы совершенно шахматные 64.

Какое было лето - объяснять не надо, если рассказать одну деталь - четырьмя месяцами раньше в мой день рождения врачи выдали маме прогноз: "осталось недели три". Под этим и жили.

В начале лета на рыбалке утонул Володя Крузман - Катькин отец. Его родной отец искал тело три недели. Искали многие, и я в том числе - но нашел родной отец. Сам и привез на берег, вызвал милицию и медиков и пошел пить корвалол.
Да, а насчет наших с Крузманом личных отношений - рядом с этим постом будет старый текст, который почему-то написался за два месяца до его гибели.

Я, знаете ли, с трудом вспоминаю. что было интересного в начале 1994-го. То есть очевидно, что было - но я с трудом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments