Краст, Эталон Зануды, неблоггер. (i_crust) wrote,
Краст, Эталон Зануды, неблоггер.
i_crust

задом наперед...


1998

...потому что за несколько месяцев до того - всю осень 1998 года - зарплаты не было вапще. Просто не было. На Новый 1999-й год всем выдали по 200 (двести) рублей и это было даже не щасте, а именно - в правильной орфографии, по буквоке - с-ч-а-с-т-ь-е. Мы были буржуями потому что жили с тестем и тещей - пенсионерами -а пенсию приносили регулярно и огромную. Окромя того, теща продавала молоко, хотя я и по сей день не уверен в том, что корова в Карелии есть явление экономически целесообразное, хотя свежая телятина, без сомнения, была хороша...
А еще, кто помнит - был дефолт. То есть - все помнят - не сам дефолт, а то, что случилось недели через полторы. Не видел, как это выглядело в больших городах, но в Ильинском наибольшее впечатление произвели сигареты "Космос", ценники на которые менялись чуть ли не по два раза в день и выросли за неделю с 1=50 до 6=00, а также (сезон загтовок, ёпть!) растительное масло - с 8 рублей до 45...
О сигаретах больше всего запомнилось следующее: сентябрь, суббота, картошка. В доме - четверо курильщиков - я, жена, её сестра и тесть, земля ему пухом. Норма на день - пачка "Примы" на четверых.
Тесть раздает по сигаретке пять раз в день: после завтрака, после нескольких выкопанных грядок, после обеда и еще пару раз вечером. Всем хорошо.
О растительном масле история страшнее: придя на работу к половине пятого во вторую смену, мой техник-компьютерщик Танечка Ч. разрыдалась в голос. накануне они с мужем собрали два с половиной ведра брусники (2 руб. 50 коп. за кг) и рассчитывали на литровку растительного масла плюс кое-что по мелочи. два ведра потянули на изумительных весах приемного пункта на 17 кг. (42=50). масло же, которое три часа назад стоило 33 рубля, после обеда стало как раз по 45. В долг в то веселое время магазины перестали давать напрочь. Начальник цеха - ваш покорный слуга, душка, лапочка и сердцеед - не знал. как успокаивать женщин в таких случаях.
А до дефолта все совершенно не огорчались "заморозке" - в семье, где оба рабтали на заводе, даже при мизерных поселковых ставках к тому времени накопилось в среднем по три тысячи баксов задолженности завода по зарплате. Все шло к тому, что ее не завтра - но выплатят, причем всю до копейки. Мужики радовались, что не пропивают ее сейчас, женщины строили планы на покупку стиральных машин, телевизоров, мебели и т.п.
И тем не менее нормальные люди, которым было куда сбежать, весной 1998-го с завода старались уйти куда угодно. Надо понимать, что мое там появление сопровождалось либо выразительным покручиванием пальца у виска, либо триллерами на тему "агент вражьих сил, заслан помочь все разграбить и обанкротить окончательно".
По иронии судьбы первые полгода я как раз занимался тем. что возвращал на приемлемый уровень учет движения готового пиломатериала на погрузке и потихонку закрывал дырки для неумеренного воровства путем хитростей учета. Но в это настолько мало кто верил, что порой я переставал верить сам себе:)
А начало 1998-го года я "пролежал на печи" - хоть и не 33 года, как Иванушка, но несколько месяцев точно. В январе я еще немного дергался, но умом уже понимал, что планы на то предприятие и те дела, которыми я рассчитывал заниматься, скукожились и сдохли окончательно и бесповоротно. В новый год, подводя итоги 97-го, я почему-то вспоминал конец первой серии старых (с Юрским) "Двенадцати стульев".

Помните? - "Положение было ужасное. В Москве, в центре города, на девятом этаже сидел человек - совершенно голый. Делать ему было нечего..."


1997

Делать мне было действительно нечего. За три недели до нового года мы окончательно переехали из Кондопоги, где я прожил 11 лет, в Ильинское, где я прожил следующие четыре с половиной.
Мне было 32, я пробарахтался несколько месяцев с несостоявшейся идеей и то, что сорвалась она меньше всего по моей вине, утешало мало. Осень была угроблена на оказавшийся ненужным "IL-wood", причем позорище произошло еще при выборе названия - фонетическую ассоциацию "больной лес" я сначала совершенно не уловил. Так мне и надо. Одновременно был долгий и трудный "развод" с шефом, у которого я проработал шесть предыдущих лет и которого считаю самым подоночным из подонков, каких мне приходилось встречать на этой стороне Земли. /rem. Сейчас Вова никто, совсем никто. И для него единственного я в этой жизни делаю исключение из одного своего правила - не злорадствовать над чужими несчастьями.../. Я не получил зарплату примерно за семь месяцев, остался должен всем и всюду, пил элениум последние три дня перед свадьбой, на которую ему хватило разума не прийти, предоставив жене почетное право чувствовать себя идиоткой.
В день моей второй свадьбы, когда мы встречали родствеников из Мурманской области, 21 июня, в середине дня, при температуре +21 на несколько минут с неба пошел самый натуральный снег. Только пять минут и только в районе вокзала. Родственники приехать не смогли.
Вова приехал из своей Доминиканской Республики за три дня до этого, навешал на меня всех собак и предложил свадьбу срочно перенести, поездку в Болгарию - отменить, а три месяца, в течении которых я прикрывал его, извините, жопу - считать тремя месяцами отдыха за свой счет. За предложение отменить свадьбу ему спасибо - в этот момент я окончательно понял, как легко перестать себя уважать навсегда.
Впрочем, до этого была весна, нервы на работе и положительные эмоции в личной жизни. Рассказать же про начало 1997-го как бы особо и нечего...

1999-2000
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments