Краст, Эталон Зануды, неблоггер. (i_crust) wrote,
Краст, Эталон Зануды, неблоггер.
i_crust

День, когда я разлюбил оружие (ремейк старого поста)

Навеяно вот этим постом ma79. Надо сказать, точка зрения на вопрос изложена им более чем убедительно. Я думаю, с этим согласятся даже те, кто не согласится с самой точкой зрения...

А теперь собственно сабж. Кажется, вкратце об этой истории я уже рассказывал, но это было сто лет назад, и вас, френдов, тогда было двадцать восемь с половиной, и мораль из истории выводилась скорее по женской линии, чем по оружейной.

Я более чем лояльно относился к всему огнестрельному до дня открытия XXVII съезда КПСС - того самого, на котором Горбачев объявил перестройку.

В этот день одним из часовых в карауле у меня был ма-аленький Леша Буц с мелкоскопической грудной клеточкой и несколько большими, чем грудная клетка, амбициями. Буца 3,14здили менее остальных, поскольку элементарно боялись пришибить.
Буц, однако, считал несправедливым и ту дольку малую физического воздействия, что доставалась на его долю. В начале смены Буцу за что-то перепало; даже не столько перепало, сколько после очередного mudism'а был обещан разбор полетов после возвращения из караула в казарму, после чего с двух до четырех ночи он оттоптал очередные два часа на посту.
С четырех до шести Буцу полагалось нести бодрствующую смену на кухне караулки, а с шести до восьми - спать; впрочем, не факт, что эти два часа он не просидел бы на кухне вместо заслуженного дедушки.
В это же время, с двух до четырех ночи мы сидели на тесной караульной кухне с Шуриком Коробовым из Соснового Бора (по происхождению, впрочем, нижегородцем). Шурик в очередной раз получил письмо от друзей о загулах своей законной супруги, посему ночь проходила под бесконечное отливание "пачуток" из емкости с чистейшим авиационным спиртом и разговоры за "все бабы этосамое, весь мир - бардак, приеду - прибъю, шура успокойся", короче, "матьматьмать - привычно отзывалось заполярное эхо...".
К четырем часам ночи и разговор, и спирт еще далеко не закончились. Рядовому Буцу фантастически повезло - еще раз рассказав ему о грядущих последствиях mudism'а, мы отправили его спать. На все четыре часа до следующей смены, до восьми утра.

Утром Буц оттоптал периметр с восьми до десяти, днем под моим чутким руководством просмотрел речь Горбачева про "в жизни общества стали проступать застойные явления", а в 14.15 пошел на последний заход до 16.30.

В 16.30 на краю периметра, куда положено было подходить на пересменку, рядового Буца не было. Я - впереди, ефрейтор Маманя, он же Шура Беляков - сзади, негромко проговаривая мантру "ойжебля как я этому идиоту не завидую", пошли по периметру. Поскольку Мамане все равно предстояло два часа наслаждаться зимней красотой Кольской природы, я же рассчитывал максимум через три минуты вернуться в караулку, то я, само собой, произносил мантру громче и отчетливее. И убедительнее.
Причина мантры сидела в километре от "пост сдал - пост принял" на дедушкиной - дедушкиной, блядь, а не для духов!!! - скамеечке, заботливо сооруженной еще минувшим летом. Причина мирно спала, упершись дурьей своей башкой в собственную руку, трепетно обнимающую ствол СКС (for ladies only - самозарядного карабина Симонова) подобно вьюноше, впервые познавшему прелесть мастурбации.

Будучи окликнутым, Буц встрепенулся, осуществил какие-то шевелительные движения, а через несколько секунд произвел "звук, похожий на выстрел". В протоколах допросов, которые все мы писали буквально через час, Буц с моих слов произнес "Ой, ребята! Кажется, я нечаянно себе руку прострелил". Диалог, происходивший на самом деле, я хуй рассказал дознавателям; не буду приводить его и здесь, предполагая, что среди тех, кто полез под кат, наверняка есть и дамы...

Через пятнадцать минут мы притопали назад к караулке. Если в первой версии рассказа об этом случае я чего-то там приплел о своих мыслях за эти четверть часа - не верьте, с3,14здел. На самом деле мысль была одна: "Только бы этот урод дошел своими ногами". Тяжестей на первом году службы в US Army я натаскался не только по самое не хочу, но и по самое не могу, а посему перспектива за месяц до приказа на дембель тащить хоть и тщедушного, но - духа - не прельщала меня абсолютно.

В караулке с Буца сняли тулуп и разрезали "пэша". СКС-овская пуля (тоже 7,62, но суще-ественно подлиннее калашниковской) в упор - штука, доложу вам, хорошая. Во всяком случае, шкурки на зайцах, которых мы регулярно стреляли, приходили в полную негодность. Но зайцы, в общем, стрелялись зайчатины ради, а не на шкурки. С рядового же Буца зайчатины не предполагалось, и это приводило в полное уныние.

Начкар прапорщик Богданов немедленно принял на грудь пятьдесят миллилитров C2H5OH и, по-военному четко аргументировав ("мне, бля, два года до пенсии, да подите вы все в сраку начальника политотдела спецчастей, довыёживались, деды херовы, иди, докладывай командиру сам и не забудь заранее обоссаться!") невозможность лично убыть в штаб с докладом, отправил туда Краста, аккурат накануне получившего сержантские лычки.

Папы, к счастью, не было. Но блин, за месяц до приказа на ДМБ я первый раз в жизни заходил в кабинет зампотеха четким строеым шагом. И первый раз докладывал по уставу: "Т'рищ пэпэкоуник, разрш'те дол'жить, тольк'шта во время несения службы слчйным выстрлм прострлыл сбе руку р'двой Буц!".

Если кто до сих пор считает, что выражение "волосы на голове зашевелились" суть фигуральное выражение - обломитесь, френды. Я это видел сам. Зампотех мгновенно вспомнил, что "в отсутствие командира части замещает командира части" со всеми из этого втекающими, вытекающими и втыкающими. Опытному майору хватило секунды, чтобы представить себе количество втыкающих, которые уже в ближайшие часы слетятся, как саранча, в эту маленькую, забытую богом, чертом и даже НачПО частью. Втыкать, как он совершенно отчетливо понимал, будут именно в него - предметно, вдумчиво и по существу...

Произведя несколько взаимных реверансов и книксенов, мы пошли обратно в каруалку. Из Кандалакши уже была вызвана скорая, в ожидании которой зампотех наклонился над горизонтальным Буцем и, наградив его нежным отеческим взором, ласково-ласвоко спросил: "Случайно, говоришь?".
Буц покивал головой. Отеческий взор на лице зампотеха немедленно уступил место опции "заёбаботливый командир". Возможно, зампотех на самом деле хотел пожелать Буцу скорейшего выздоровления, но лично мне послышалось "Случа-айно, ссссука.... Смотри мне, ёпрст...".

К вечеру появились особисты. Поплывшему после наркоза Буцу спели дежурную песенку о том, что "самострел карается, пойдешь в дисбат, но ты скажи правду, и добрый дядя особист тебя спасет и пожалеет". Буц спел ответный куплет, который поразил даже нежные души особого отдела. Буц популярно и подробно рассказал следующее: "военнослужашие П., Л, Коробов и Горбунов всячески надо мной издевались. После возвращения из караула меня опять обещали наказать. Поэтому ночью я хотел убить Коробова и Горбунова, когда они заснут в сушилке. Для этого я не разрядил карабин. Но они не пошли спать, поскольку, как я слышал от них, Коробову изменила жена, поэтому они отправили спать меня и я не смог из застрелить. Утром я также не смог их застрелить, поэтому на посту произвел самострел,чтобы не возвращаться в часть".

Ну, за дословность не ручаюсь, но почти так - опус этот мы и слушали и читали в копии раз пятнадцать. Глупенький Буц, конечно, подписал приговорчик и себе - за самострел в отличие от случайного он уселся бы на год-полтора гарантированно. Но спас - и нас с Шуриком, уже собиравшимся под трибунал, и Буца - не кто иной, как Михаил Сергеевич Горбачев, шоб он бил здоров. С самых верхов, аж из политотдела округа прилетела секретная депеша следующего, как до нас довели, смысла и содержания: "Поскольку данный случай, произошедший в день открытия съезда КПСС, может иметь нежелательную политическую окраску, уголовное дело как в отношении р-го Буц, так и в отношении мл.с-та Горбунова, ефр. Коробова прекратить, ограничившись мерами дисциплинарного воздействия."

В прошлый раз я рассказал эту историю с точки зрения той морали, которую мы с Шуриком породили несколько дней спустя: "Женщины - это такие удивительные существа, что даже от их блядства всенепременно происходит спасительная польза".
Другое дело, что когда дисбат отменился и все подуспокоилось, еще не раз весной 1986-го мы с Шуриком и другим народом из нашей компании нет-нет, да и вспоминали, внутренне содрогаясь:
- А ведь завалил бы, а?
- Да нех делать, завалил бы...

В общем, не люблю я оружие. И не потому что оно вредное там или какое еще. Просто человека, который знает, что хотя бы однажды в жизни его реально и конкретно собирались убить - такого человека лучше к оружию не допускать. Маленький такой и незаметный внутренний тормоз у него уже давно просто нахуй отсутствует... Нету этого тормоза, ребяты. Потерян.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments